Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

muzzy

Вопрос масштаба

Вот интересно. Когда мы представляем старое доброе время, нам всё кажется очень масштабным - примерно как когда мы вспоминаем огромных людей, огромные дома и огромные деревья, окружавшие нас в детстве. Поэтому когда Марк Твен в своём "Янки при дворе короля Артура" описывает английский королевский дворец, это выглядит вот так:

Огромный зал с почти голыми стенами, в котором все было полно кричащих противоречий. Он был очень, очень высок, этот зал, так высок, что в сумраке, сгущавшемся наверху, едва можно было различить знамена, свешивавшиеся со сводчатых балок и брусьев потолка. По обеим концам зала шли высокие галереи, огороженные каменными перилами, — на одной сидели музыканты, а на другой женщины, ослепительно ярко одетые. Пол был вымощен большими каменными плитами, истоптанными, щербатыми и нуждавшимися в замене. Украшений, говоря по правде, не было никаких; впрочем, по стенам висели большие ковры, которые, вероятно, считались произведениями искусства; на них были изображены битвы, но кони напоминали тех, которых лепят из пряничного теста или которых дети вырезают из бумаги, а люди были покрыты чешуйчатой броней, причем чешуйки заменялись круглыми дырочками, так что казалось, будто по всей кольчуге прошлась вилка, которой накалывают печенье. В зале находился камин, такой огромный, что в нем мог расположиться целый лагерь; обрамленный колоннами из резного камня, он напоминал врата собора. Вдоль стен стояли воины в панцирях и шлемах, они держали в руках алебарды — никакого другого оружия у них не было — и стояли так неподвижно, что их можно было принять за статуи.
Посреди этой крытой и мощеной рыночной площади стоял дубовый стол, который называли Круглым Столом. Он был обширен, как цирковая арена; вокруг него сидело множество мужчин в таких пестрых и ярких одеждах, что глазам было больно смотреть на них. На головах у них были шляпы с перьями; они приподнимали эти шляпы только тогда, когда обращались к королю.

А как дворцы тогдашних королей выглядели на самом деле, видно из чудесного эпизода в книге Беды Достопочтенного "Церковная история народа англов". Один из приближённых короля Эдвина агитирует его за христианство:

"Вот как сравню я, о король, земную жизнь человека с тем временем, что неведомо нам. Представь, что в зимнюю пору ты сидишь и пируешь со своими приближенными и советниками; посреди зала в очаге горит огонь, согревая тебя, а снаружи бушуют зимний ветер и вьюга. И вот через зал пролетает воробей, влетая в одну дверь и вылетая в другую. В тот краткий миг, что он внутри, зимняя стужа не властна над ним; но тут же он исчезает с наших глаз, уносясь из стужи в стужу. Такова и жизнь людская, и неведомо нам, что будет и что было прежде. Если новое учение даст нам знание об этом, то нам следует его принять”.



http://vk.com/note15149_12086935
muzzy

Момбаса

Сегодня я в Момбасе - главном порту Кении. Я никогда не видел подобного города: он одновременно и африканский и какой-то... средиземноморский, что ли? Время от времени было ощущение, что я то ли в Венеции, то ли в Стамбуле. Возможно, дело в арабском влиянии. А может, дело ещё и в том, что Момбаса стоит на острове. Именно эту точку в своё время выбрали португальцы как один из перевалочных пунктов на пути в Индию.

Кения по большей части страна христианская. Как и Уганда. Это чувствуется на каждом шагу. Школы, больницы, рестораны, магазины, любые заведения вплоть до авторемонтных мастерских с гордостью носят имена святых, а чаще всего - самого Иисуса. Мусульман и в той и в другой стране примерно 10%. Но если в Уганде они рассредоточены повсюду (хотя больше всего их в столице), то в Кении они живут в основном на берегу Индийского океана. И я это здорово почувствовал, приехав в Момбасу. Конечно, за пределами Старого города в Момбасе можно найти и католический собор, и англиканский, и множество церквей самых разных деноминаций, и индуистский храм с гордыми белыми башнями. А также великолепные колониальные строения и современные бетонные коробки. Но как только пересекаешь границу Старого города - ощущение, что попадаешь в совершенно другой мир.

Тут царят мечети. Их великое множество. Самая древняя - 1507 года. Один встреченный мною араб с гордостью сообщил, что эту мечеть построил его пра-пра-пра-пра. На улицах видно молодых людей в белых одеяниях - это учащиеся медресе. Женщины в парандже. Роскошные арабские дома с дверьми в занзибарском стиле соседствуют с полными развалюхами. Но даже свалки, такие обычные для африканских городов (не в меньшей степени, чем для наших), выглядят на редкость живописно. От просушивающихся рыболовных сетей довольно сильный, но приятный запах рыбы. Бельевые верёвки перегораживают старинные фасады и те самые занзибарские двери. Люди сидят на порогах своих домов: женщины строчат на швейных машинах, мужчины что-то чинят или вытачивают из дерева то, что потом пойдёт в сувенирный магазин. И все с интересом любуются на туристов, которые с обалделым видом снуют туда-сюда.

Конечно, не весь Старый город такой. В его центре есть две-три туристские улицы, сплошь занятые сувенирными магазинами. Кроме того, есть удивительно живописный парк, выходящий на берег океана. Но вокруг кипит каждодневная нормальная жизнь, и никого особо не напрягает, что вокруг ходят музунгу и всё фотографируют. Смешные они, эти белые люди. Когда я попросился в старинный особняк (очень хотелось увидеть, какой там вид с балкона), меня впустили без малейших проблем и проводили на балкон, открыв по пути несколько запоров. И долго с любопытством распрашивали о России. Многие почему-то уверены, что Россия - мусульманская страна. Я каждый раз отвечаю: "Нет, большинство у нас христиане, но и мусульман довольно много. Их 10 %. Как в Кении".

А ещё в Момбасе я наконец встретил кошек. Множество кошек. Дело в том, что за всё пребывание в Кении и Уганде я встретил кошек всего два раза (причём один раз это была чёрная кошка, перебежавшая дорогу машине, в которой мы ехали). А вот в Старом городе их много. Молодой араб, увидевший, как я фотографирую кошек, пригласил меня в хозяйственное помещение при мечети. "Любишь кошек?" - "Да, очень люблю. И нигде их не встречал - ни в Найроби, ни в Кампале". - "Конечно, в Найроби нет кошек. Они же христиане. А мы мусульмане. Мы кошек любим. Посмотри, их тут у нас двадцать четыре".

По иронии судьбы главная достопримечательность Старого города - Форт Иисус, построенный португальцами в конце 16 века. Он был их форпостом в течение где-то века, после чего арабы из Омана захватили его. Это удивительно живописная крепость, возвышающаяся прямо над Индийским океаном, из бойниц которой великолепно простреливаются все подходы к восточному берегу острова. В колониальную эпоху тут была английская тюрьма. Вернулось христианство в Кению только в 1844 году (англичане, естественно, именно с этого года и начинают историю христианства в Восточной Африке).

Лица, естественно, тоже значительно светлее, чем в Найроби. Однако все с гордостью говорят "Я кениец". И только если порасспросить их подробнее, можно выяснить, что некоторые из этих кенийцев - арабского или индийского происхождения.

А ещё в Момбасе своеобразный климат. Я бы сказал, что это сильно преувеличенный климат Ниццы. Когда гуляешь по Ницце, тебя мягко греет солнышко, а каждые 40 минут идёт мягкий дождь. В Момбасе на смену мощному солнцепёку каждые 40 минут приходит не менее могучий тропический ливень. Или это мне сегодня так повезло?

В любом случае мне очень повезло, что я оказался в этом городе. И у подножия форта Иисус очень приятно плавать. Хотя заходить в воду и выходить из неё приходится по камушкам - я от этого отвык, поэтому было нелегко. "Вы, белые, очень слабые люди. Африканцы могут ходить босыми ногами по чему угодно" - сказал мне местный парень, напросившийся в провожатые. Увидев, как далеко я заплыл, он изменил своё мнение по поводу белых людей.

http://vkontakte.ru/note15149_11365456