Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

muzzy

Жан и Изабель (часть 4)

Как-то раз на Рождество в Москву пришла посылка от Жана и Изабели. Это был большой ящик, в котором лежала историческая книга формата А2, которая мне очень у них понравилась, и всевозможные провансальские печенья и конфеты. А ещё небольшое бумажное письмо. Посылку собирала Изабель и она была совершеннейшим сюрпризом для меня. Они и правда твои дедушка и бабушка - сказала мне мама после того, как мы вместе разобрали эту посылку. И это действительно было так. На протяжении долгих лет я знал, что к этим людям я могу приехать в любой момент. Что на втором этаже их дома есть комната, которая всё время меня ждёт.
И они не просто будут мне рады, а будут меня баловать как любимого внука. Возить меня в интересные места, кормить всякими вкусностями, обсуждать со мной всё на свете, с удовольствием слушать мои рассказы. Это удивительно – в возрасте за 30 быть балованным внуком. Я немножко старше их настоящих внуков, и Изабель шутила, что я их старшенький.
А я мог задать Жану любой вопрос по французскому или итальянскому языку, послушать про колониальную Африку, про Первую мировую, которую Изабель знала по рассказам отца, про Вторую мировую, которую Жан и Изабель пережили в юности, про приход американских войск. Или просто посидеть рядом с Изабель, когда она смотрела телевизор.
Кстати, в годы Второй мировой Жан работал грузчиком на центральном вокзале Лиона. И как-то раз, свалившись больным, не смог выйти на работу. Это был тот самый день, когда союзная авиация сровняла вокзал Лиона с землёй. Погибли все, кто с ним работал.
А ещё мне очень интересно было наблюдать за парой, прожившей больше 55 лет вместе и сохранившей нежные и гармоничные отношения. Я всего один раз видел их ссору. Это было, когда они меня угощали обедом в ресторане. Изабель сочла, что официант нас плохо обслуживал, и когда Жан положил ему на чай два евро, сказала, что хватит и одного. Жан улыбнулся и промолчал. Изабель возмущённо забрала одну из двух монеток с блюдца и положила в карман. Жан улыбнулся, достал вторую монетку и положил её в блюдце. И переставил его подальше от жены. Изабель фыркнула. Через минуту мы были на улице и разговаривали как ни в чём не бывало. Конфликт был исчерпан.
В чём секрет? Ну помимо оптимизма Изабели, помимо спокойствия и мягкости Жана, помимо их нежных чувств друг к другу? Как мне как-то сказала Изабель, забавно сейчас об этом думать, но мы друг друга когда-то выбрали исключительно по критерию  физической привлекательности. Знал бы ты, какой он был высокий и красивый!
Мне кажется, главное в том, что они действительно настроились прожить всю жизнь вместе. А ещё им всегда было интересно вместе – и им по-прежнему интересно вместе, они с большим удовольствием делятся друг с другом какими-то новыми интересными вещами, которые узнают. А ещё у них сложился очень упорядоченный быт. И возникло чёткое разграничение сфер ответственности.
Продукты покупал Жан, еду готовила Изабель. Жан занимался стиркой и развешиванием белья, Изабель – уборкой. Жан ведал компьютером, Изабель – телефоном и телевизором. Жан распоряжался как владыка на втором этаже, Изабель – на первом (хотя спала она тоже на втором этаже). И так далее, в каждой мелочи и в каждой детали. Всё изменилось только тогда, когда у Изабели кончились силы. И Жан мягко и спокойно взял на себя всё, что раньше находилось в её сфере ответственности.
Наверное, на протяжении всех этих лет я задавал себе вопрос: «Увижу ли я их ещё раз?» и в большой степени именно поэтому торопился к ним снова и снова. И сейчас я снова задаюсь этим вопросом. И очень надеюсь, что увижу. 






https://vk.com/note15149_12101554
muzzy

Новая Зеландия. Рон и Туи

Моими первыми Сервас-хостами в Новой Зеландии стали Рон и Туи. Они приютили меня и Ею Малешевич, Национального секретаря Сервас Хорватии, на три дня перед Генеральной Ассамблеей.

Рон – значит Рональд. Рону восемьдесят два года. Он могуч и широкоплеч, ходит неторопливо и тяжеловесно, но очень уверенно. В его ведении находятся приготовление еды и огород. Он выращивает овощи, в первую очередь капусту – кочанную, цветную, брокколи – а также много разных трав, которые использует на кухне. И самые разнообразные цветы. Еду в доме готовит только он. И очень любит поесть. По его словам, он придерживается seefood diet – when I see food, I eat it. Рон любит сидеть дома, но может с удовольствием и куда-нибудь выбраться, если по телевизору не показывают регби.

Туи – название небольшой новозеландской птички, а также одно из излюбленных имён маорийских девушек. Но Туи не маорийка, а чистокровная британка. У неё голубые глаза и красивые волосы, в прошлом белокурые, а теперь белоснежные. Ей пятьдесят девять лет. Она действительно похожа на птичку. У неё звонкий голос, она лёгкая и воздушная. Она всегда в движении и если сидит дома, то обязательно занята какой-нибудь работой. Она учительница начальных классов, и в следующем году выходит на пенсию.

Рон родился в большой семье, младший из восьми детей новозеландского фермера. Его предки по отцовской линии были в числе самых первых английских поселенцев в Новой Зеландии, приехавших осваивать новую страну в 1840-е годы. Его мать происходила из шотландского клана Малькольмов.

Рону довелось многое попробовать в жизни – он пахал землю, доил коров, работал слесарем, а также поваром-кондитером. Он готовит фантастически вкусную сладкую выпечку – даже я, при моей нелюбви к сладкой выпечке, был восхищён ею до глубины души. В молодости он был игроком в регби, лишь немного не дотянувшим до попадания в новозеландскую сборную. Рон рано женился и вырастил пятерых детей. Сейчас у него четырнадцать внуков.

Туи долгие годы оставалась незамужней, детей у неё никогда не было. Долгие годы она прожила за границей, по большей части в Голландии. Домой она возвращалась по печальным поводам – сначала на похороны отца, потом на похороны матери. Похоронив обоих родителей, она поняла, что больше не хочет покидать родину. И на очередных похоронах – умерла двоюродная сестра её отца – она познакомилась с вдовцом – Роном.

(продолжение следует)

http://vk.com/note15149_12047019
muzzy

Новая Зеландия - страна контрастов

Если спросить новозеландца, что он думает о своей стране, он скажет, что это рай. В Новой Зеландии тихо, спокойно и абсолютно безопасно. Климат идеальный, земля течёт молоком и мёдом (вполне буквально: коров и пчёл здесь великое множество). Коррупции нет, преступность невелика – если кому-нибудь посчастливилось стать свидетелем преступления, и сам человек, и его знакомые будут лелеять это воспоминание долгие годы. Самые яркие события, вызывающие у новозеландцев страстные переживания – матчи регби. Больше всего на первый взгляд эта страна напоминает Плезантвиль из одноимённого фильма. И степень изолированности от внешнего мира, на первый взгляд, такая же.


Вместе с тем страна находится прямо над тектоническими разломами. Вся её территория усеяна вулканами, земля бурлит гейзерами и горячими источниками. Двадцать тысяч лет назад  землетрясение на Северном острове привело к появлению нового озера, Таупо – самого большого озера Новой Зеландии, из которого вытекает священная у маори река Вайтики. Окленд, крупнейший город страны, стоит на тридцати вулканах, которые на данный момент считаются потухшими. А главный разлом в земной коре находится прямо под новозеландской столицей, тихим и уютным Веллингтоном. Правда, в наше время большие землетрясения в Новой Зеландии редкость. И всё же в этом раю явственно ощущается запах серы (опять же вполне буквально).

А ещё Новая Зеландия боится большого мира. А особенно боится любой еды, завезённой извне. В новозеландских таможенных декларациях нет привычных нам пассажей про стрелковое оружие, зато подробно перечисляется всё то, что угрожает безопасности страны – мясные и молочные изделия, овощи, фрукты, саженцы. На выходе из аэропорта багаж пассажиров обнюхивают специально обученные собаки. Если вдруг вы решили провести в Новую Зеландию яблоко или бутерброд – вы опаснейший преступник, подвергающий риску биологическое разнообразие страны и её сельское хозяйство. Вдруг в вашем яблоке проедет особо коварный яблочный червяк из большого мира, который пожрёт все яблоки Новой Зеландии? Парадоксальным образом в самой Новой Зеландии еда невкусная. Может, конечно, мне просто не повезло? Но по-настоящему вкусную еду, запредельно вкусную, я там ел лишь однажды - сделанное вручную мороженое из лимонного сорго с имбирём. 


Кстати, не только еда представляет смертельную опасность, но и грязь из большого мира, которая могла остаться на ваших рюкзаках, на вашей одежде и обуви. Вот, кстати, и ещё одна кинематографическая ассоциация с Новой Зеландией? Помните планету Альфа из фильма «Кин-дза-дза»? Правда, новозеландцы пока ещё не боятся воздуха, который выдыхают иностранцы. И страх перед иностранцами волшебным образом заканчивается, как только иностранцы пересекают границы Новой Зеландии. С этой минуты они – желанные гости.
 
Ощущение контрастности меня не оставляло ни на минуту, и восторг постоянно сменялся разочарованием и снова восторгом. Удивительная, волшебная природа – леса из первобытных деревьев, древовидные папоротники, которые, как я по своему невежеству думал, вымерли вместе с динозаврами, множество цветов – и на фоне этого какая-то удивительно уродливая архитектура. Великолепно организованное сельское хозяйство – и невкусная еда. 

Но самое удивительное в Новой Зеландии - это её люди.

http://vk.com/note15149_12046831
muzzy

Новая Зеландия. Краткое пособие по географии

В Новую Зеландию надо прилетать с севера. И днём. И быть недалеко от иллюминатора. Это позволяет два часа любоваться зелёным берегом Северного острова, изрезанным заливами и бухтами. Иностранец начинает проникаться очарованием этой земли, а новозеландец чувствует, что он наконец-то вернулся из большого и опасного мира домой, на свой уютный остров.

Новозеландцы называют свою страну «кратким пособием по мировой географии». На территории размером с Англию или Японию есть почти всё – тропические леса, равнины, холмы, горы выше трёх тысяч метров и даже небольшая пустыня, предмет особой гордости обитателей страны. На Южном острове зимой выпадает снег и порой не тает по три-четыре дня подряд.

Впрочем, что творится на холодном Юге – я знаю только понаслышке. А вот на тёплом Севере в середине весны погода примерно такая, какая в наших краях бывает в мае. Другими словами – теплее, но не то чтобы совсем уж кардинально. Поэтому, если честно, для меня загадка, каким образом новозеландцы выращивают цитрусовые, а также (даже на Юге) возделывают виноградники.

Кстати, белое вино здесь очень вкусное. Красного мне попробовать не дали – сказали, что по сравнению с австралийским оно никуда не годится. А ещё в Новой Зеландии плохо с ягодами. Когда я рассказал о том, что в моих краях из клубники и малины делают варенье, ответом мне был тоскливый взгляд: в Новой Зеландии эти ягоды стоят крайне дорого, и едят их только по особым случаям, поэтому мысль о том, чтобы сварить из них варенье, никому даже в голову не придёт.

Летом практически весь Окленд переезжает на 200 км на восток, к побережью Тихого океана. Сейчас курорты полуострова Коромандель стоят пустые. Оказавшись на берегу, как будто попадаешь  в сказку или в голливудское кино – нежно-бирюзовые и неправдоподобно прозрачные воды океана, белый песок и зелёные острова вдали.

Вода, с точки зрения местных, очень холодная (примерно такая, как в Балтийском море в разгар лета), поэтому все купаются только в гидрокостюмах. Впрочем, никто и не подумает выражать своё удивление, если сумасшедший иностранец зайдёт в эту воду в одних плавках. В Новой Зеландии каждый имеет право сходить с ума по-своему, пока он не доставляет неприятностей окружающим.

На западе – Тасманово море, которое на самом деле тот же самый Тихий океан – но ощущения от него совершенно иные. Песок здесь чёрный, волны огромные, а когда налетает ветер, брызги пены улетают на много метров от берега. Здесь царствует могучая стихия. Ни разу в жизни не доводилось мне встречать такого впечатляющего моря.

Когда я побывал на обоих берегах Северного острова, я был поражён этим контрастом. А сейчас мне кажется, что вся Новая Зеландия состоит из контрастов.

http://vk.com/note15149_12046790
muzzy

Новая Зеландия. Общие ощущения.

Через четыре часа буду в аэропорту Окленда. Мне предстоит прощание с Новой Зеландией. Страной, которая мне очень понравилась и которую я, скорее всего, никогда не увижу снова. Страной, которую я, пожалуй, так и не понял. 

Когда я говорю новозеландцам, что их страна очень экзотична, они смотрят на меня большими круглыми глазами - примерно так, как я смотрел на очередного европейца, рассказывавшего мне, что Россия очень таинственна, только с меньшим раздражением. Они вообще, по-моему, не раздражаются, эти люди. У них бездна терпения и спокойствия.

Новая Зеландия - не страна. Можно было бы сказать, что это континент, будь она хоть чуть-чуть побольше. Наверное, лучше всего назвать её "частью света". Это земля, которая дольше всего оставалась свободной от присутствия людей - маори приплыли сюда (в больших пирогах) лишь в XIV веке, а европейцы (в очень больших пирогах) ещё через четыре столетия. Более того, человек - вообще первое млекопитающее, добравшееся до Новой Зеландии. Поэтому здесь было уникальное разнообразие птиц и растений, которых никто не успел съесть, и которых стало заметно меньше из-за страшных хищников, завезённых сюда человеком - кошек, крыс, опоссумов и ёжиков.

В чём-то эта часть света, пожалуй, куда экзотичнее, чем Африка, в которой я был в 2011 году. В Африке экзотика очевидна, она бросается в глаза. Здесь всё на первый взгляд кажется знакомым. Язык - английский, хотя и со странноватым местным произношением. Окленд - типичный современный город, с изящными виллами XIX века, уродливыми коробками века ХХ, самым натуральным "Москоу-сити" из небоскрёбов и огромным количеством вывесок, обещающих турецкий кебаб или написанных иероглифами. Сельская местность, с овцами и коровами, пасущимися на зелёных склонах, вызывает ощущение патриархальной Англии, годов эдак пятидесятых-шестидесятых. Самая базовая новозеландская еда, fish 'n chips, не несёт в себе ничего экзотичного - просто жареная в масле рыба и картошка фри. 

Почему этот мир кажется настолько чужеродным? Я не знаю. Может быть, я просто не пробыл здесь достаточно долго, чтобы это понять. Два дня до Генеральной Ассамблеи Серваса и один день после - это очень, очень мало, несмотря на усилия моих хостов, желавших показать мне как можно больше Новой Зеландии. А может быть, именно по причине их заботы - я был полностью предоставлен сам себе всего несколько часов. И именно эти несколько часов дали мне самые сильные ощущения от Новой Зеландии. Которые я ещё попытаюсь раскрыть в одной из следующих заметок.



http://vk.com/note15149_12046769
muzzy

Как привить ребёнку интерес к России

Замечательный английский историк Доминик Ливен, потомок эмигрантов из России, рассказывает, как зародился его интерес к стране предков:

Моё детство сделали интересным многочисленные русские родственники старшего поколения, которые в 1950-е гг. казались мальчику гораздо более экзотичными, чем англичане. Одна из моих двоюродных бабушек в годы Первой мировой войны находилась вместе с русской армией в Персии. Там она прониклась любовью к якам - неотъемлемой части армейских транспортных колонн. Когда я был маленьким мальчиком и жил в Лондоне, она каждый месяц водила меня в зоопарк, где говорила по-русски с этими крупными, шерстистыми, дружелюбными животными, кормила их шоколадными эклерами, безе и искусно приготовленными сэндвичами, предназначавшимися для респектабельных английских чайных столов. Пятилетнему мальчугану было очевидно, что страна, чьи коровы были в четыре раза крупнее и гораздо шерстистее английских, и к тому же питались эклерами, должна быть обворожительной.

Предисловие к русскому изданию книжки :
Доминик Ливен. Россия против Наполеона: Борьба за Европу, 1807-1814.





http://vk.com/note15149_11992773
muzzy

Меньшие ли братья?

С детства сильно не любил, когда животных называли "братья наши меньшие". Каким-то таким снисходительным презрением веяло от этой формулировки, что она меня здорово напрягала. И тут вдруг вспомнил замечательный диалог у классика.

Скотинин. И я здесь.
Стародум. Зачем пожаловал?
Скотинин. За своей нуждой.
Стародум. А чем я могу служить?
Скотинин. Двумя словами.
Стародум. Какими это?
Скотинин. Обняв меня покрепче, скажи: Софьюшка твоя.
Стародум. Не пустое ль затевать изволишь? Подумай-ко хорошенько.
Скотинин. Я никогда не думаю и наперед уверен, что коли и ты думать не станешь, то Софьюшка моя.
Стародум. Это странное дело! Человек ты, как вижу, не без ума, а хочешь, чтоб я отдал мою племянницу за кого – не знаю.
Скотинин. Не знаешь, так скажу. Я Тарас Скотинин, в роде своем не последний. Род Скотининых великий и старинный. Пращура нашего ни в какой герольдии не отыщешь.
Правдин(смеючись). Эдак вы нас уверите, что он старее Адама.
Скотинин. А что ты думаешь? Хоть немногим…
Стародум(смеючись). То есть пращур твой создан хоть в шестой же день, да немного попрежде Адама.

И тут-то я и понял...
Если кто говорит о животных "братья наши меньшие", видимо, сам он - овощ. Ну или фрукт :)
muzzy

Африка как состояние души (часть I)

Когда я ехал в Африку, я ожидал, что буду очарован Чёрным континентом, но не мог представить, насколько сильно. Ну и опасения, конечно, были. Тем более все так за меня опасались, так предупреждали – картины вставали прям-таки апокалиптические. Болезни, болезни. Иссушающая и изнуряющая жара. Тучи малярийных комаров, закрывающие собой всё небо. Злобные микробы, размером с овчарку, которые повсюду бегают и кусаются. Если съешь фрукт, не обдав его кипятком – сразу в реанимацию, жёлтая, зелёная и серо-буро-малиновая лихорадка обеспечены. От местной кухни немедленно случаются острые желудочные колики. Ну и, конечно же, мрачные туземцы, которые живут в кромешной нищете, считают, что во всём виноваты белые люди, единственное достоинство которых в том, что из них можно сделать приличное жаркое.

Что я могу на это сказать? Найроби встретил меня дождём и температурой 14 градусов. Комаров и вообще насекомых мне на пути попалось раз в сто меньше, чем бывает летом в России. Может быть, я и правда подхватил какую-нибудь африканскую болячку, плавая в озере Виктория – со временем выяснится. Но местная еда оказалась на редкость вкусной. А люди – просто чудесными.

Collapse )

http://vkontakte.ru/note15149_11373844
muzzy

Чай и кофе

Старинное разделение стран на "винные" и "пивные" безнадёжно устарело. Конечно, во Франции или Италии больше пьют вина (в особенности это относится к людям старше 25 лет), конечно, в Баварии, Чехии или Бельгии больше пьют пива, но всё же оба напитка уже давно мирно уживаются на территории практически всех пост-христианских стран (и даже в Турции пользуются известной популярностью вполне наравне). А вот чай и кофе в большинстве стран остаются непримиримыми противниками. Люди, знающие вкус в кофе, уверены, что чай существует лишь в пакетиках, а то и вообще подают его холодным с какой-нибудь фруктовой выжимкой. Ценители же чая обычно искренне уверены, что между сваренным кофе и растворимым особенной разницы нет. 

Collapse )

http://vkontakte.ru/note15149_10906319