Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

muzzy

Профессор Джамбалдорж

В этой заметке я хочу рассказать о человеке, с которым я виделся всего четыре раза в жизни, но который и сейчас как будто стоит перед моими глазами. Это монгольский профессор Джамбалдорж, с которым я познакомился в Париже весной 2004 года.
Он учил монгольскому языку в INALCO, уникальном французском лингвистическом вузе, предлагающего изучать 104 «восточных языка» (в том числе и русский, что характерно). Каждый язык преподают два профессора – один француз, владеющий этим языком, и один носитель языка. Мой друг Сергей Дмитриев, специалист по Китаю и Монголии, стал изучать монгольский язык в INALCO под его руководством. Профессор был очень рад тому, что в его группе появился русский студент. Дело в том, что по-русски Джамбалдорж говорил очень хорошо (в своё время он заканчивал МГУ), а французский не смог как следует освоить даже за десять лет во Франции. В скором времени он очень подружился с Сергеем.
Как-то раз профессор пригласил Сергея на аукцион, чтобы тот как эксперт подтвердил подлинность уникальных монгольских кожаных доспехов эпохи Юань. Я напросился пойти туда с ним. Мы пришли за час до аукциона и Серёжа представил меня Джамбалдоржу. Профессор казался почти что квадратным – человек небольшого роста, невероятно широкоплечий, с серебряными волосами, напомнившими мне львиную гриву. Он радостно нам улыбнулся и сказал: Ребята, пошли в Макдональдс!  Мы очень удивились, но пошли за ним. Профессор притащил нас в ближайший Макдональдс и сказал: Возьмите чай, я вас буду ждать наверху. Когда мы поднялись, он достал из сумки ёмкость с домашними монгольскими пельменями (бууз) и сказал, чтобы мы угощались. Жена приготовила. В последний момент. Говорила, что если я иду с русскими ребятами встречаться, я просто обязан их бууз угостить.
Про сам аукцион я не буду рассказывать – об этом у меня уже есть заметка ([https://Монгольские доспехи). Достаточно сказать, что благодаря нам троим в музее Улан-Батора есть уникальный экспонат – те самые доспехи. Вторая наша встреча состоялась вскоре после этого аукциона. Мы трое, Сергей, Джамбалдорж и я, сидели на берегу канала Сен-Мартен, конечно же, ели чудесные домашние бууз, пили пиво и вспоминали наше эпическое приключение.
Третью встречу организовали мы с Сергеем. У нас возник план – познакомить Джамбалдоржа с моим другом, французом Жаном-Луи Гуро. Мы решили, что Гуро, самый знаменитый во Франции специалист по лошадям, должен найти общий язык с человеком из страны лошадей, тем более ярким и неординарным. Ну и, конечно, двум 24-летним аспирантам очень хотелось быть теми самыми людьми, которые сведут друг с другом двух немолодых мэтров.
Оба мэтра и в самом деле заинтересовались. Гуро пригласил нас всех троих на конное представление в манеже. Тут я увидел, что такое истинная страсть. На арене скакала лошадь, а на лошади в разные стороны извивалась полуодетая девушка. Джамбалдорж, сидевший рядом со мной, крепко сжал мою руку и хрипло сказал мне на ухо: Какая великолепная… ЛОШАДЬ!
А потом мы сидели в кафе и разговаривали. И выяснилось, что профессор Джамбалдорж – автор огромной энциклопедии лошадей. Которую бережно хранит у себя Гуро, несмотря на то, что не может понять ни слова по-монгольски – ему уже достаточно картинок в этой энциклопедии. А ещё выяснилось, что Гуро снял фильм про монгольских лошадей. Фильм, который Джамбалдорж знает и очень уважает, считая, что это тот уникальный случай, когда западным людям удалось понять Монголию.
Четвёртая и последняя моя встреча с профессором Джамбалдоржем состоялась в разгар лета 2004 года, когда он собирался уезжать из Франции обратно на родину. Сергея уже не было, и профессор пригласил меня к себе в гости – он жил во флигеле монгольского посольства в Париже. Он сказал, что хотел меня угостить настоящим монгольским ужином, но, поскольку его жена уехала, он был вынужден готовить сам, и поэтому всё, конечно, получилось очень плохо. И накормил меня потрясающе вкусным ужином, основу которого, конечно же, составляли бууз, только на этот раз они были совершенно громадного размера (Прости - сказал Джамбалдордж – мне было лень лепить много маленьких бууз). В качестве напитка был шотландский виски. С тех пор я знаю, что виски лучше всего пить под монгольскую кухню.
Мы ели, пили и разговаривали – об истории от Чингисхана до наших дней, об особенностях монгольского характера, о различных французских впечатлениях и много ещё о чём. Дружба с Россией принесла много хорошего монголам - сказал профессор. Вот только одно плохо. Русские научили монголов пить - и так опрокинул в себя стакан виски, что я подумал: И правда научили.
Когда бутылка уже почти закончилась, Джамбалдорж попросил меня наладить его видеоплеер. Я сказал, что вот был бы рядом мой младший брат, он бы обязательно наладил, а я, конечно, не смогу, но всё равно посмотрю. После чего пошёл и наладил его. И только наутро понял, что прибеднялся по поводу своих технических навыков абсолютно так же, как сам профессор по поводу ужина.
После отъезда Джамбалдоржа из Франции я потерял с ним связь. Увы, его уже восемь лет как нет на свете. 

https://vk.com/note15149_12099292
muzzy

День, когда французам не хватило шампанского

В 1814 году объединённые силы России, Пруссии, Австрии, Швеции и Англии вступили на территорию Франции. Началась французская кампания, в которой Наполеон проявил себя по полной. Хотя у него было гораздо меньше сил, чем у союзников, ему раз за разом удавалось громить их войска. И союзники много раз задавались вопросом: "А оно нам надо вообще? Может, лучше договориться с Наполеоном?" Только один человек в коалиции упрямо хотел довести войну до конца и свергнуть Наполеона. Это был Александр I. Даже среди российского руководства мало кто его поддерживал.

25 марта авангард русской армии встретился с войсками Мармона у местечка Фер-Шампенуаз. Русских было 5700 человек, а французов - 12 тысяч. Среди русских был царь Александр I и его брат Константин. Вначале они не беспокоились - прямо за ними шла гораздо более крупная группировка русских войск под командованием Ланжерона, и можно было не бояться поражения. Но им пришлось выдержать многочасовое сражение прежде, чем подошло подкрепление. А вот почему оно задержалось (рассказывает Ланжерон):

"Подойдя в десять часов утра к Силлери, я обнаружил, что лагерь моей кавалерии всё ещё там, и генерал Корф, […] сильно пристыжённый, рассказал мне, что произошло.
[Корф провёл ночь в замке Силлери, но всё его войско] находилось в деревне. Крестьяне, которые, видимо, не любили местного землевладельца, сообщили казакам, что в потайном погребе за пределами деревни находятся шестьдесят тысяч бутылок шампанского; казаки, очень признательные за эту весть, поторопились [открыть] погреб, и он быстро превратился в место встречи всей моей кавалерии. В час, назначенный для отправления, а именно в шесть часов утра, ни один человек не мог держаться на ногах".
 Казаки всё-таки успели к Фер-Шампенуазу. И нанесли решающее поражение Мармону. Этот бой открыл дорогу на Париж. А на Урале впоследствии появился город Фершампенуаз (наряду с городами Париж и Берлин). Но ведь всё могло произойти совсем по-другому, если бы шампанского было не шестьдесят тысяч бутылок, а, скажем, сто тысяч. Если бы подкрепление опоздало, Александр и его брат, возможно, были бы убиты или взяты в плен. И коалиция рассыпалась бы. А Наполеон сохранил бы свой трон.

Можно сказать, что в ключевой момент истории Франции французам попросту не хватило шампанского.



http://vk.com/note15149_12085921