Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

muzzy

Жан и Изабель (часть 1)

Завтра моей французской бабушке Изабель Прателли исполнится 95 лет. Её муж Жан на полтора года младше. Они женаты уже 65 лет. Встретил я их благодаря Сервасу.
Это было десять лет назад, в конце мая. Вместо того, чтобы отмечать свой 28-й день рождения, я встал на трассу и поехал в автостопное путешествие. И в результате получилось самое удивительное в моей жизни празднование дня рождения, растянувшееся на десять дней. Когда-нибудь я про него расскажу подробнее (вот один маленький эпизод из него).
В городе Ниме я решил, что следующей моей остановкой будет Экс-ан-Прованс. Изучив список Сервас-хостов в этом городе, я увидел, что в нём есть семейная пара 1922 и 1923 года рождения. Муж – лингвист, жена учительница английского. Правда, они отметили, что гостей не кормят. Но я решил, что ради общения с интересными людьми можно обойтись и без еды. Единственное, я немного опасался, что могу приехать к ним поздно – автостоп штука непредсказуемая, а люди уже пожилые.
На звонок ответила Изабель и согласилась принять меня следующим вечером. Я сообщил, что буду ехать к ним автостопом от Нима, поэтому совершенно не представляю, когда могу быть. Она посовещалась с мужем и сказала мне, что вечером они просто сядут на веранду и подождут меня – «но не слишком поздно».
 Приехал я к ним в 10 часов вечера. На веранде меня ждали старик и старушка, ясные, бодрые и полные сил. Сложно было предположить, что им уже далеко за 80. Меня удивило только одно – они оба, прекрасно слыша мои слова, как будто сомневались, что действительно меня слышат. Жан нередко с мягкой улыбкой повторял мою фразу за мной, как будто чтобы удостовериться в ней. Уже позже я узнал, что они почти полностью оглохли и так до конца и не привыкли к тому, что слуховой аппарат позволяет всё слышать как прежде.
Мы проговорили до полуночи. И весь следующий день (кроме того времени, когда я прогуливался по Экс-ан-Провансу). И утром третьего дня, когда я собирал вещи для нового этапа автостопа – до города Грасса в окрестностях Ниццы. А на прощание Жан и Изабель внезапно попросили меня, чтобы я считал их своими французскими дедушкой и бабушкой – взамен тех, которых я успел к тому времени похоронить и о которых горевал.
Так и получилось. За последующие десять лет я очень много приезжал к ним в гости. Как-то так повелось, что если я во Франции, я просто обязан доехать до Экс-ан-Прованса. Когда я женился, я сразу же привёз жену к ним знакомиться. Когда у меня родилась дочь, я привёз её к ним.
Правда, я очень опасался, как ко мне отнесутся настоящие дети и внуки четы Прателли. Но всё обошлось. В 2009 году я приехал на свадьбу их внучки в окрестностях Анже, где я познакомился со всеми детьми и внуками Жана и Изабель. А с одним из них, Кристофом, впоследствии подружился. Когда я как-то пришёл к Кристофу в гости – он устраивал студенческую вечеринку в своей квартире в парижском пригороде – все гости его спрашивали, откуда он меня знает, и мы отвечали, что я друг его бабушки и дедушки. Во Франции, где дружить между поколениями принято ещё гораздо меньше, чем у нас, этот ответ вызывал абсолютное недоумение.
Но получилось так, что я в чём-то оказался Жану и Изабели ближе, чем их родные дети и внуки. Они очень хорошие люди, они любят, ценят и уважают Жана и Изабель, но никто из них не разделяет их интереса к историко-культурной тематике. Ну и моё занудство, конечно, тоже не последний фактор. Когда Кристоф мимоходом задал мне какой-то вопрос про русский язык и получил от меня детально-подробный ответ, он заметил: Теперь я понимаю, почему вы с моим дедушкой так легко нашли общий язык.
Длинная заметка. А к рассказу о самих Жане и Изабель я так и не приступил. Значит, продолжение следует.

https://vk.com/note15149_12101510
muzzy

Жан-Луи Гуро

Как-то раз, когда я сидел в гостях у руководительницы парижского Серваса, она мне рассказала про самый яркий день в своей жизни. Было это в 1990 году. Я работала во французском посольстве в Москве. И 14 июля к посольству прискакал всадник. Верхом на лошади. Он проскакал всю дорогу от Парижа до Москвы. Представляешь? Ты, наверное, о нём даже не слышал никогда. Его звали Жан-Луи Гуро. А почему ты на меня так смотришь? Я ответил: Я к нему иду завтра в гости. Я много с ним общаюсь. И я никогда не слышал об этой истории.
О Жане-Луи Гуро я упомянул в своей недавней заметке про Джамбалдоржа. Это один из самых ярких людей, которых я встретил в своей жизни. О нём можно было бы написать большую книгу, но я пока ограничусь маленькой заметкой.
Волею случая мы с Гуро оказались соавторами одной книги (как это получилось – отдельная смешная история). Мне было 23 года, ему 60, мы оба были в Париже. Я стал довольно частым гостем у него дома, познакомившись с его русско-татарской женой Аллой и маленьким сыном Николаем. В его доме всё дышало лошадьми – картины, репродукции, книги о лошадях. Он подарил мне свою свежеопубликованную книгу о России, написанную великолепным языком и показывавшую самые различные сферы русской жизни через призму лошадей. Казаки, орловские рысаки, деревни, в которых до сих пор пашут на лошадях, русский художник XIX века Сверчков, рисовавший уникальные конные портреты, святые Флор и Лавр, московский музей коневодства, который, по мнению Гуро, единственный в мире достоин названия Музея лошади…


При этом на первых порах он о себе практически не рассказывал, предпочитая расспрашивать меня. И, как я уже сказал, о его былых свершениях я начал узнавать совершенно случайно.
Он впервые сел на лошадь, когда ему было 14 лет – юноша стал добровольно помогать конюху чистить лошадей и взамен конюх разрешил ему сесть в седло. С тех пор это стало главным увлечением его жизни. Впрочем, сложно сказать, что этот человек в жизни не успел. Он стал известным журналистом, создал с нуля собственное издательство и объехал все труднодоступные страны мира. И не просто объехал, а глубоко изучил их изнутри. Его фильм про Монголию, как я уже написал, пользуется большим уважением монголов. Журнал «Jeune Afrique», который он возглавлял на протяжении нескольких десятилетий, остаётся самым популярным африканским СМИ. Европейскую Россию, Сибирь, Среднюю Азию он изъездил вдоль и поперёк ещё при советской власти, даром, что всегда был убеждённым антикоммунистом.
Что интересно, Гуро говорит только по-французски, не водит машину, не признаёт Интернета и не любит мобильную связь (когда я с ним общался, он принципиально не заводил телефона). И это ему нисколько не мешает – всегда находятся люди, которые помогают ему в тех сферах, которые он не хочет затрагивать. Зато про лошадей он знает всё. Он познакомил французских коневодов с несколькими породами, о которых никто не знал, например, ахалтекинской. Он нашёл в России кладбище царских лошадей и сумел спасти его от уничтожения, собрав по подписке во Франции 40 тысяч долларов на его реставрацию. Он предложил возвести в Бородино памятник двумстам тысячам лошадей, погибшим при наполеоновском вторжении в Россию – «лошадям, павшим жертвой человеческого безумия» (интересно, возвели ли этот памятник). И написал огромное множество книг про лошадей. В частности, за книгой про Россию последовали аналогичные книги про Африку, Монголию и азиатский Восток. Кроме того, он написал несколько романов, в том числе роман «Серко» про русского казака, преодолевшего на своей лошади 9000 км от Дальнего Востока до Петербурга. Роман впоследствии был довольно неудачно экранизирован, но сын Гуро смотрелся очень мило в роли юного Николая II. И я думаю, что я ещё очень и очень многого не знаю о достижениях Гуро. Он совсем не склонен хвастаться. Да и виделись мы последний раз уже давно.
Как бы то ни было, самым знаменитым его подвигом остаётся поездка из Парижа в Москву верхом на лошади. Он проехал 3333 км за 75 дней, выехав из Парижа 1 мая (в советский праздник) и прибыв в Москву 14 июля (во французский праздник). Ему пришлось пересечь две Германии и Советский Союз, причём высочайшее дозволение на поездку он получил, только обещав подарить своих лошадей Раисе Горбачёвой. В 2010 году, ровно через двадцать лет после этого путешествия, я, работавший в то время в «Вокруг света», взял у него подробное интервью. К сожалению, по непонятным мне причинам оно не заинтересовало тогдашнее руководство журнала – хотя мне казалось, что сложно представить себе более интересный и увлекательный сюжет. 

https://vk.com/note15149_12099431
muzzy

Вопрос масштаба

Вот интересно. Когда мы представляем старое доброе время, нам всё кажется очень масштабным - примерно как когда мы вспоминаем огромных людей, огромные дома и огромные деревья, окружавшие нас в детстве. Поэтому когда Марк Твен в своём "Янки при дворе короля Артура" описывает английский королевский дворец, это выглядит вот так:

Огромный зал с почти голыми стенами, в котором все было полно кричащих противоречий. Он был очень, очень высок, этот зал, так высок, что в сумраке, сгущавшемся наверху, едва можно было различить знамена, свешивавшиеся со сводчатых балок и брусьев потолка. По обеим концам зала шли высокие галереи, огороженные каменными перилами, — на одной сидели музыканты, а на другой женщины, ослепительно ярко одетые. Пол был вымощен большими каменными плитами, истоптанными, щербатыми и нуждавшимися в замене. Украшений, говоря по правде, не было никаких; впрочем, по стенам висели большие ковры, которые, вероятно, считались произведениями искусства; на них были изображены битвы, но кони напоминали тех, которых лепят из пряничного теста или которых дети вырезают из бумаги, а люди были покрыты чешуйчатой броней, причем чешуйки заменялись круглыми дырочками, так что казалось, будто по всей кольчуге прошлась вилка, которой накалывают печенье. В зале находился камин, такой огромный, что в нем мог расположиться целый лагерь; обрамленный колоннами из резного камня, он напоминал врата собора. Вдоль стен стояли воины в панцирях и шлемах, они держали в руках алебарды — никакого другого оружия у них не было — и стояли так неподвижно, что их можно было принять за статуи.
Посреди этой крытой и мощеной рыночной площади стоял дубовый стол, который называли Круглым Столом. Он был обширен, как цирковая арена; вокруг него сидело множество мужчин в таких пестрых и ярких одеждах, что глазам было больно смотреть на них. На головах у них были шляпы с перьями; они приподнимали эти шляпы только тогда, когда обращались к королю.

А как дворцы тогдашних королей выглядели на самом деле, видно из чудесного эпизода в книге Беды Достопочтенного "Церковная история народа англов". Один из приближённых короля Эдвина агитирует его за христианство:

"Вот как сравню я, о король, земную жизнь человека с тем временем, что неведомо нам. Представь, что в зимнюю пору ты сидишь и пируешь со своими приближенными и советниками; посреди зала в очаге горит огонь, согревая тебя, а снаружи бушуют зимний ветер и вьюга. И вот через зал пролетает воробей, влетая в одну дверь и вылетая в другую. В тот краткий миг, что он внутри, зимняя стужа не властна над ним; но тут же он исчезает с наших глаз, уносясь из стужи в стужу. Такова и жизнь людская, и неведомо нам, что будет и что было прежде. Если новое учение даст нам знание об этом, то нам следует его принять”.



http://vk.com/note15149_12086935
muzzy

Мода на путешествия и на дружбу

В 1699 году вышел французский роман "Приключения Телемаха". Развлекательно-поучительная книжка, которую написал Фенелон для своего воспитанника Луи - внука Людовика XIV. В книжке рассказывается, как сын Одиссея Телемах вместе со своим наставником Ментором путешествуют по разным странам и собирают впечатления. 

Книжка стала одним из главных мировых бестселлеров на следующие двести лет (о ней даже Стародум у Фонвизина вспоминает). И все, кто мог себе это позволить, стали отправлять своих сыновей ездить по разным странам с наставниками. Пришла эта мода и в Россию.

А вместе с этой модой пришла и другая - завязывать близкую дружбу и говорить об этом красивыми словами. И первым кандидатом на роль друга стал как раз учитель - старший друг, который и выслушает, и поможет, и совет даст.

Поэтому Сергей Строганов тоже отправил своего сына Александра в путешествие вместе с французским гувернёром Жаном Антуаном. А Александр написал отцу письмо из Женевы, в котором говорил:

«Нет ничего более сладостного для души, чем нежная и верная дружба. Не правда ли, величайшее счастье – найти друзей, которым можно доверить все свои тайны, беседа с которыми смягчает ваше беспокойство, чья весёлость рассеивает ваши тревоги, чьё благоразумие даёт вам добрые советы и чей вид уже вас радует?»

Отец зачитал письмо своим друзьям и заказал роспись для потолка в одном из своих дворцов. Ментор и Телемах, отправляющиеся вместе в путь.



http://vk.com/note15149_12065842
muzzy

Итоги года

Мне подумалось, что самое время подвести итоги года. Поскольку вы же знаете, френды, я всё всегда стараюсь делать вовремя. А сейчас как раз наступает Старый Новый год. Или, попросту, Новый год по православному календарю. Так что подвожу итоги.

В этом году я прочитал некоторое количество новых книжек, в том числе такие, которые очень давно мечтал прочитать или стыдился, что ни раз не открывал (спасибо жене и тёще, которые добыли для меня некоторые из них, и дочке, которая уютно спала в коляске, когда я сидел на скамейке у Двины и читал эти книги): Геродот, Квинт Курций Руф, Беда Достопочтенный, "Война и мир" (последний раз я эту книгу читал ну очень давно и ничего не помнил), ну и предмет моей особой гордости - я таки одолел "Юлию, или Новую Элоизу" Руссо.

Мне везло на интересные работы. Самые различные книги и статьи по истории, каталог музея старинных телефонов, биткоин, туристическая информация про Лазурный берег, борьба с утечкой нефти и с табакокурением, российское кино, израильские киббуцы и даже стихи про Шекспира. И, конечно, незабываемый опыт волонтёрской работы - переводчиком для спелеоспасателей в Башкирии и модератором Генеральной Ассамблеи Серваса в Новой Зеландии. В конце этого года я неожиданно понял, что стал трудоголиком. Живу в режиме постоянной работы и он меня вполне устраивает. Очень странное ощущение для человека, привыкшего считать себя бездельником.

В этом году мне довелось видеть очень интересные места, за что спасибо огромное людям, пригласившим меня в Башкирию, в Новую Зеландию и в Псков. Довелось во второй и в третий раз в жизни стать крёстным отцом, а внезапно получить переводческую премию Ваксмахера, разобраться в некоторых тонкостях аренды квартир на Северо-Западе России. А ещё принять в гостях много замечательных людей, в том числе 14 Сервасовцев из самых разных стран. Ну а самое яркое ощущение этого года - я своими глазами увидел, как меняется человек в возрасте от полугода до полутора лет. 

Что мне хотелось бы изменить в новом году?

Прежде всего - надоело путешествовать одному. Хочется путешествовать с семьёй.

А ещё хочется, чтобы было чуть больше времени и сил отвечать на письма. Я тут понял, что у меня все силы уходят на переписку с работодателями и потенциальными работодателями, а на друзей не хватает. Это неправильно. Простите меня, пожалуйста, и спасибо вам за терпение. Я постараюсь исправиться. 

Ну и глобально всем-всем-всем хочется пожелать - мирного неба над головой.

С НОВЫМ ГОДОМ ВАС!



http://vk.com/note15149_12050422
muzzy

Новая Зеландия. Заключение

Вначале я думал, что у меня будет серия из трёх-четырёх заметок. В итоге их получилось двенадцать. А у меня по-прежнему ощущение, что я ничегошеньки не сказал про Новую Зеландию. Наверное, я просто не знаю, что сказать об этой стране.

Я не знаю, понял ли я в этой стране хоть что-нибудь. Там действует какая-то другая логика, мне совершенно недоступная. Вот маленький пример.

Мне вначале показалось, что пешеходные переходы в Окленде рассчитаны на сумасшедших бегунов. Зелёный свет пешеходам включается всего на 5-6 секунд, после чего ему на смену приходит красный. Иначе, чем бегом, дорогу за это время не перейти. Но местные объяснили мне, что я просто неправильно всё понял. Пока горит зелёный свет, надо начать переходить дорогу. А закончить это можно и тогда, когда загорается красный. А я-то всё бегал и удивлялся, что новозеландцы переходят дорогу не торопясь…

Я даже не знаю, существует ли эта страна на самом деле. До моей поездки я был в этом полностью уверен. Я знал, что есть такая страна – Новая Зеландия. Мог с ранних лет показать её на карте. Хорошо помнил её описание из «Детей капитана Гранта» (кстати, географически очень точное – даже жаль, что я так и не встретил ни одного новозеландца, который бы был знаком с этой книгой). А теперь не знаю. Может, она мне привиделась?

Новозеландские леса из древовидных папоротников, яркие жёлтые цветы, горячие источники, сказочный берег Короманделя и суровое побережье Тасманова моря с чёрным песком. Реки и водопады. Маорийские изваяния и старинные виллы в Окленде. И удивительные новозеландцы. И всё это вспоминается с такой яркостью, как будто я всё это видел в кино. Или как будто мне всё это приснилось. По-моему, таких стран просто не бывает.

Топси Ронронмуан, Национальный секретарь Сервас Таиланда, два года училась в Новой Зеландии. Когда я спросил её, не возникало ли у неё желания остаться в этой стране, она ответила: «Нет, конечно. Новая Зеландия чудесная страна, но она очень уж благополучна. Там вообще ничего не происходит».

 Эти слова стали для меня своего рода зацепкой, когда я стал думать о Новой Зеландии. Очень уж многие новозеландцы уверены, что они живут в раю. Может быть, хорошие люди после смерти попадают в Новую Зеландию? Если так, то я просто не готов понять эту страну. Мне ещё рано.

http://vk.com/note15149_12047183
muzzy

Новая Зеландия. Диана

Другой человек, которого мне хочется вспомнить особо – Диана, 74-летний Сервас-хост из Окленда. С ней мы познакомились в отеле Парнелл.

Эта гостиница стала базой Серваса в Окленде на несколько дней перед Генеральной Ассамблеей. Отсюда утром 10 октября отходил автобус в Тотара-Спрингз, место проведения Ассамблеи. А 9 октября здесь собирались приехавшие на Ассамблею люди, а также новозеландцы, которые не могли туда поехать, но хотели с нами всеми познакомиться. Надо сказать, сборище получилось впечатляющее. Старые знакомые радостно бросались друг другу на шею. Те, кто видел друг друга впервые, знакомились. Особый восторг люди испытывали, впервые в жизни видя тех, с кем они успели обменяться десятками электронных писем, даже не представляя, как этот человек выглядит в реальности.

И вот в какой-то момент Диана, с которой я к этому моменту успел обменяться всего парой слов (я больше общался с её мужем), вдруг заявила, что чем тратить время попусту, она может показать нам главную достопримечательность Окленда – гору Иден, а то вдруг мы покинем город и так её и не увидим? Машина у неё под окнами, но взять она, увы, может только четырёх человек. Мне повезло – я оказался ближе к Диане, поэтому попал в состав этой четвёрки, вместе с тремя темнокожими дамами – Просси из Уганды, Джейн из Руанды и Лидией из Суринама.  

Диана так решительно бросилась к машине, что даже забыла ключи от неё – и кому-то из моих спутниц пришлось за ними идти. И мы поехали по Окленду, по которому она устроила совершенно замечательную экскурсию, рассказывая нам, каким город был в её юности и как больше сорока лет назад они с будущим супругом бегали в кино и на танцы. Время от времени она извинялась за то, что такая болтливая, и нам приходилось её успокаивать, сообщая, что мы слушаем её с огромным интересом.

После долгого и извилистого подъёма вверх по склону мы оказались на вершине горы Иден. Это потухший вулкан с огромным зелёным кратером, заросшим травой, возвышающийся над Оклендом – отсюда открывается прекрасный вид во все стороны. На самой вершине находилась группа маори, исполнявшая перед тележурналистами классический боевой танец – хака. Когда мы подошли ближе к ним, они уже собирались уходить. Диана представила им нас и попросила исполнить танец повторно – для её международных друзей. И маори повторили танец с начала и до конца специально для нас. Надо сказать, это было впечатляюще.

Потом Диана провезла нас через центр города и доставила в розарий, который был прекрасен, несмотря на то, что в нём цвела лишь одна роза – сезон цветения роз ещё не наступил. Она показала нам, как спуститься от розария к пляжу, как потом добраться до отеля Парнелл, и уехала – искать следующих четырёх людей, которых можно свозить на гору Иден. А мне больше всего было обидно, что у меня с собой не было ни одного подарка, который я мог бы вручить этой чудесной женщине.  

http://vk.com/note15149_12047137
muzzy

Итоги года

Все подводят итоги ушедшему году и я подведу. Тем более, что 2013-й год ещё до конца не ушёл. Западная часть Канады, США и Мексики, а также Гавайские острова продолжают ждать Нового года. Вот и я попрощаюсь с тобой, милый и замечательный 2013 год.

Для меня этот год стал особенно значимым как первый год, который я полностью прожил женатым человеком. Очень интересно, как из восприятия реальности постепенно уходит "я" и приходит "мы". И в целом год был очень тихий и семейный.

В этом году Юля закончила магистратуру и пошла в аспирантуру. А ещё прошла 100 км пешком по Испании. И нарисовала несколько удивительно красивых картин. А ещё я её впервые познакомил с родной мне Францией, заодно и сам увидев её немножко по-другому.

А сам я понемногу продолжал знакомство с Латвией. Лиго (она же Янова ночь), Вентспилс, Даугавпилс, Аглона (куда мы поехали на встречу с моим другом-поляком, совершавшим байдарочный поход по латвийским озёрам). Балтийское море у Саулкрасты, где я дважды терял свои очки. Удивительный латгальский хутор. Разные интересные уголки Риги - в том числе Национальный театр, университет, академическая библиотека и  учреждения, где мне делали вид на жительство. Много латышских авторов (правда, пока в переводе на русский) - Вилис Лацис, Рудольф Блауманис, Карлис Скалбе, Анна Саксе, Регина Эзера, Сандра Калниете. 

Этот год ознаменовался яркими интересными знакомствами - особенно много их было в Крыму, где мне довелось выступить волонтёром-переводчиком для спелеологов-подводников-спасателей, но и в других местах я встретил ярких и интересных людей, а с кем-то даже и подружился. 

Приятно вспомнить всех тех, кто в этом году приехал к нам в гости - из Москвы, Петербурга, Германии, Польши и Израиля. И тех, у кого гостили мы в разных городах Франции. Ну а главным достижением на ниве Серваса стало то, что мы могли организовать SYLE для итальянки Элоизы, желавшей учить русский язык. Очень признателен всем тем, кто поучаствовал в этом проекте.

А ещё в этом году было много интересной работы. Я узнал много нового о достопримечательностях Москвы, о наполеоновских походах, о гравюрах Дюрера, о хоккейных чемпионатах, о современных мозговых центрах и исследованиях безопасности, о советских художниках и современном российском кино, о религиозной полемике в Речи Посполитой, о французских путешественниках на Русском Севере. Я теперь знаю (по крайней мере теоретически), как бороться с эпидемиями чумы и как проводить санитарную инспекцию кораблей. И две книжки были опубликованы в моих переводах.

Вот такой был год. Спасибо ему. И спасибо всем вам - тем, с кем я виделся или хотя бы переписывался в этом году. Это было здорово. Предлагаю не теряться и дальше. 

С новым годом, друзья!
С новым 2014-м!
Желаю вам всем счастья!



http://vk.com/note15149_12008779
muzzy

Спуск по Дунаю окончен

Мои друзья Виржиль и Давид Новарина (и ещё раз спасибо Сервасу) только что закончили свой эпичный спуск на лодке по Дунаю, который начался из Парижа в 2004 году. Каждое лето они отправлялись на Дунай, чтобы проплыть ещё участок пути. Каждую осень оставляли лодку в новом месте. И вот путь пройден! В своё время мы обсуждали с Давидом - что после Дуная? И я его убеждал, что после Дуная надо отправляться на Волгу. После второй самой длинной реки в Европе - на первую. Тем более что Давид очень хорошо говорит по-русски.
Предоставляю слово Виржилю.

Мы с вёслами в руках проплыли 3500 км, начав в Париже (канал Урк, Марна, канал Марна-Рейн, Дунай) - и вот мы на берегу Чёрного моря. 

Дельта Дуная впечатляет: между трёх главных рукавов Дуная - 370 озёр, соединённых каналами. Здесь десятки тысяч птиц (колонии лебедей, чаек, пеликанов, сорок, бакланов, цапель, двуцветных ворон и т. д.)

В последнюю на нашем пути деревню, Сфанту Георги, можно добраться лишь на корабле, а самый ближайший от неё город находится в 100 км. Улицы немощёные, идём по песку. Жители говорят на специфическом диалекте - Давид говорит, что это мешанина из украинского, румынского и русского языков.

Apres 3500 km a la rame depuis Paris (par le canal de l'Ourcq, la Marne, le canal de la Marne au Rhin, et le Danube), nous voici au bord de la mer Noire. 

Le delta du Danube est impressionnant : 370 lacs communicants par des canaux, entre les trois principaux bras du Danube. Il y a des dizaines de milliers d oiseaux (Colonies de cygnes, mouettes, pelicans, pies, cormorans, aigrettes, corbeaux bicolores, etc.).

Le dernier village, Sfantu Gheorghe, n est accesible que par bateau, la ville la plus proche est a 100 km. Les rues ne sont pas goudronnees, on marche dans le sable. Les habitants parlent un dialecte specifique au village, qui selon David est un melange d ukrainien, de roumain et de russe.



http://vk.com/note15149_11951376
muzzy

Вылазка за Большой Камень. Часть I. Верхотурье.

Когда я говорю людям, что ездил по Уралу, они сразу начинают представлять меня на фоне горного пейзажа. А ведь я и не видел Уральские горы. Я путешествовал по тому краю, что начинается за ними и плавно переходит в Западную Сибирь. Наверное, лучше назвать мою поездку вылазкой за Большой Камень – именно так наши предки называли Уральские горы.

Природа в тех краях примерно такая же, как в Средней России, только лето наступает на пару недель позднее. В начале июня, когда я был на Урале, повсюду цвела сирень.

У меня был замечательный спутник - мой друг Евгений, с которым мы дружим уже семнадцать лет, ныне проживающий в Японии. Раз в год он выбирается в Россию - неделю проводит в Москве, а в течение другой недели путешествует в ещё неизведанных частях Родины. На этот раз он собрался в поездку по старинным городам Среднего Урала и предложил мне составить ему компанию.

Я не буду рассказывать про Екатеринбург - город очень большой и у меня пока нет ощущения, что я в достаточной степени увидел его. Поэтому мой рассказ ограничится небольшими уральскими городами.

Первым пунктом в нашей программе значилось Верхотурье. Как явствует из названия города, он находится в верховьях реки Туры - притока Тобола. Ещё при Рюриковичах, в 1597 году, тут был построен самый первый к востоку от Уральского хребта кремль, отчасти сохранившийся и поныне. В начале XVIII века в Верхотурье были погребены мощи святого Симеона, подвижника из соседней деревни Меркушино, и в город зачастили паломники. Так Верхотурье получило титул "духовной столицы Урала". Благодаря паломничеству в Верхотурье к религии обратился Распутин - с чего и началась его карьера при дворе. Правда, в советское время тут находилась одна из крупнейших колоний для несовершеннолетних, но с начала 1990-х всё понемногу возвращается на круги своя.

Мы стартовали из Екатеринбурга в 6:56 утра 4 июня. Наш автобус до самого Верхотурья не доезжал, а останавливался на развилке, рядом с деревней с чудесным названием Верхняя Ляля. Евгений наметил этот маршрут заранее - от развилки нам предстояло пройти 4 км пешком. Правда, в его расчёты закралась ошибка - на самом деле там оказалось 24 км. Но нам повезло - вместе с нами высадили азербайджанца средних лет, за которым должна была приехать машина. Он постоянно живёт в Верхотурье, но на зиму возвращается в родные края - как-то раз он решил перезимовать на Урале и с тех пор дал слово никогда этой ошибки не повторять. У меня от загара шелушилась кожа, что вызвало у него глубокое удивление - оказывается, эти русские умудряются загореть даже на Урале...

После 20-минутного ожидания за нами приехала машина, из которой выскочил молодой азербайджанец и бросился на шею нашему спутнику - он приходился ему племянником. Они долго общались по-азербайджански и уже когда мы подъезжали к городу, молодой человек обернулся к нам и с мягким акцентом спросил:  "Дядя мне сказал, вы из Москвы?» - «Да, мы из Москвы». Парень расплылся в широкой добродушной улыбке: «Добро пожаловать к нам в Верхотурье! У нас чудесно! У нас самый чистый воздух» После этого он начал оживлённо рассказывать про только что миновавший праздник Троицы, на который в Верхотурье съехались тысячи паломников со всей Свердловской области и с нескольких окрестных, а потом даже попытался поведать нам про Симеона Верхотурского - «очень хорошего человека, который тут жил когда-то, и которого все навещают».

Мощи Симеона находятся в гигантском Крестовоздвиженском соборе. Он третий в России по величине после Храма Христа Спасителя и Исаакиевского. Построили собор в начале XX века, когда на паломничество к Симеону Верхотурскому собирался приехать Николай II (хотя так и не приехал). Неподалёку от него, внутри кремля - сказочно красивый Троицкий собор начала XVIII века с колокольней, на которой висит грозная табличка - "Вход на колокольню платный". Мы с Евгением заплатили 60 рублей - и монашка вручила нам ключ от колокольни, предупредив: Только вы там в колокола не звоните, хорошо? А сверху открывался вид на реку Туру и огромное множество деревянных домиков с обеих сторон от неё.

После церкви и колокольни мы прошлись по подвесному деревянному мостику, весело раскачивающемуся под прохожими (когда по нему шагал я, мы чувствовали себя как на корабле), подошли к каждому старинному домику, пообщались с самыми разными людьми. Узнавая, что мы из Москвы, они все гордо сообщали, что у них в городе самый чистый воздух. Некоторые вспоминали Симеона Верхотурского. Мы познакомились с местным художником, чьи картины висят в самых главных учреждениях города – в библиотеке и в гастрономе. Все жители города знают его просто как "художника" - тут такой один. Спустя короткое время нам казалось, что мы в этом городе уже знаем всех – мы случайно встретили на улице сначала нашего азербайджанца, потом девушку-регистраторшу из нашей гостиницы. А вокруг нас летали стаи больших белых бабочек. И весело журчала река Тура.

http://vk.com/note15149_11934034