Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

muzzy

Шестьдесят лет назад

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО
16 марта 1953 г.


ВПЕЧАТЛЕНИЯ СЭРА ОЛВЕРИ ГАСКОЙНА О НАРОДНОМ НАСТРОЕНИИ, НА ФОНЕ КОТОРОГО ПРОИСХОДИЛИ СОБЫТИЯ В МОСКВЕ ПОСЛЕ СМЕРТИ ГЛАВЫ ПРАВИТЕЛЬСТВА СССР СТАЛИНА
 
Сэр,
 
В моей депеше № 33 от 12 марта я имел честь доложить о похоронах главы правительства СССР Сталина; в настоящей депеше я имею честь высказать свои впечатления о народном настроении, на фоне которого происходили события прошлой недели. В последние дни эмоционального напряжения и непредвиденной драмы иностранный наблюдатель, обычно вынужденный жить в полной изоляции от туземного населения, получил некоторую возможность ознакомиться с естественными порывами и поведением «советского человека». Поэтому я попросил всех в моей команде описать свои впечатления от личного общения в течение этого периода. Теперь я попытаюсь соединить все отчёты в этой депеше.
 
2. Первые вести о болезни Сталина пришли утром 4 марта. Длинные, подробные медицинские бюллетени, казалось, мало влияли на обычную жизнь Москвы, чьи обитатели отправились на работу как всегда. Вести о болезни Сталина сильно подействовали на некоторых женщин, на улицах и среди нашей прислуги, а некоторые таксисты мрачно отзывались о плохих новостях; но большинство населения, по-видимому, совершенно не было тронуто.
 
3. Сообщение о смерти Сталина прозвучало по московскому радио рано утром 6 марта. С этого момента по Радио Москва звучали только официальные сообщения и рассуждения о вопросах, связанных с его смертью. Промежутки были заполнены подходящей музыкой. Голоса обозревателей были очень хорошо выбраны и официальные сообщения звучали весьма впечатляюще. Газеты вышли с чёрным обрезом; ко всем книжным киоскам выстроились очереди.
 
4. Вскоре после того, как прозвучало сообщение, на домах и общественных зданиях появились обычные красные знамёна и флаги с чёрной каймой. Афиши кинофильмов и других развлекательных мероприятий были заклеены белой бумагой, а театральные колонки ежедневных газет вырезаны бритвой из экземпляров, выставленных на всеобщее рассмотрение. В остальном же впечатляло безразличие, царившее на улицах, и прибытие в город войск и дополнительных милицейских сил, казалось, никак не было связано с отсутствием напряжения. К трём часам дня около 70 тысяч вооружённых людей находились в центре города. Дороги были перегорожены грузовиками и воинскими подразделениями, и стало невозможным добраться до Красной площади или Колонного зала, где проходило прощание со Сталиным, из соседних районов Москвы. Тело Сталина перевезли из Кремля в Колонный зал в четыре часа дня. Оно было переправлено на обычном синем автобусе, какие используются в Москве для менее важных похорон. Вплоть до этого момента Москва была спокойна. Впрочем, вскоре у заслонов, отгородивших центр города, стали собираться толпы – предвестие того давления, с которым властям предстояло столкнуться в течение трёх дней прощания.
 
7. Несколько моих людей проникло этим вечером в Колонный зал. Стерео-кино напротив Колонного зала стало милицейским штабом. В зал никого не пускали без специального пропуска или эскорта. Милицейские офицеры, расположившиеся в вестибюле кинотеатра, сидели посреди густого табачного дыма, поедали сосиски и запивали их пивом, разговаривали и смеялись, и доступ в кабинет командира был открыт. Он сидел за столом, накрытым зелёным сукном, в не застёгнутом до конца кителе, и на всех кричал. В одиннадцать часов вечера он стукнул кулаком по столу, вскочил на ноги и заявил: «Да будь я проклят, если выпишу сегодня ещё хоть один пропуск! Убирайтесь отсюда вон, вы все!» Но спустя два с половиной часа младший офицер милиции лично провёл через Колонный зал моего временно исполняющего обязанности военно-воздушного атташе – безо всякого пропуска.
 
9. За ночь толпа вокруг внешнего периметра выросла. Ни на один момент не было впечатления, что люди испытывают горе, но чувствовалось напряжённое ожидание, позже, к 7 марта, переросшее в почти праздничное настроение; начались семейные гуляния и, несмотря на температуру 10-12 градусов ниже нуля, старушки бойко торговали мороженым у очереди.
 
16. Пытаясь проанализировать общественное мнение, мы должны были в первую очередь опираться на свою прислугу, но люди в толпе, казалось, не обращали внимания, с кем разговаривают, а один рядовой согласился, чтобы его подвёз сотрудник посольства, которого он принял за литовца. Разговаривая с охраной или населением, мы ни разу не столкнулись с проявлением какой-либо антипатии к иностранцам, ни у военных, ни у гражданских. Люди постарше ожидали, что бразды правления возьмёт Молотов; русские (в особенности женщины) по-прежнему сильно хотят, чтобы у них был «батюшка» – так часто называли Сталина, и эту роль может на себя взять только Молотов. Маленков малоизвестен и непривлекателен на официальных фотографиях; он не кажется популярным и, по-видимому, среди русских циркулируют слухи, что он на самом деле не уроженец СССР, а болгарин. Люди помоложе, видимо, в последнее время приняли тот факт, что наследником Сталина будет, по всей видимости, Маленков; впрочем, некоторые обращают внимание, что старая гвардия вновь оказалась на всех ключевых позициях, а новое поколение, кажется, вновь ушло на задний план.
 
18. Некоторые круги ожидают частичной амнистии для политзаключённых. Подобная амнистия была предоставлена после смерти Калинина.
 
19. Те, с кем мы говорили, высказывались и по поводу неподобающей скорости, с которой людям сообщали о том, кто теперь займёт какой пост в руководстве. Они считали, что было бы более уважительным к памяти покойного вождя отложить уведомление хотя бы до его похорон. Но некоторые признают, что причина такой спешки в желании руководства избежать волнения широких масс.
 
20. О мнении крестьянства, однако, можно узнать из двух замечаний, услышанных на центральном колхозном рынке: «Сталин был нам вождём и учителем. Другие пришли ему на смену. Но кто бы ни был в Кремле, для нас, простых людей, жизнь такая же тяжёлая». «Бог отмерил срок даже для безбожника».
 
22. Больше всего за эти яркие шесть дней нас удивили: видимое безразличие обычных русских людей к этому историческому событию; настроения ожидания и интереса у толпы во время прощания со Сталиным, заменившие собой более серьёзные чувства; и, возможно, более всего, та лёгкость, с которой войска и милиция оградили подавляющее большинство 7,5-миллионного московского населения от зрелища прощания со Сталиным и его похорон.

http://vk.com/note15149_11976578
muzzy

Сталин и Черчилль

Из дневника В.М. Молотова
«Прием В.М. Молотовым британского посла Арчибальда Кларка Керра, 19 августа 1942 г.: …Керр говорит, что он вынес впечатление, что в результате последней беседы Черчилля с т. Сталиным между ними установились хорошие личные отношения. Он, Керр, придает этому особенное значение. [...] Черчиллю кажется, что он достиг очень многого в установлении личных отношений со Сталиным. Он был счастлив. Настроение Черчилля напоминало настроение молодого человека, сделавшего предложение, которое было принято. Керр спрашивает Молотова, является ли такое настроение взаимным.
Т. Молотов отвечает, что, по его впечатлению, взаимность была достигнута.

Из беседы И.В. Сталина с А.К. Керром, 2 февраля 1943 г.:

«Керр заявляет, что Черчилль просит его передать свои приветствия Маршалу Сталину.
Т. Сталин благодарит.
Керр говорит, что Черчилль был очень доволен тем посланием, которое т. Сталин передал ему через Бенеша. Бенеш сказал, что Маршал Сталин шлет Черчиллю поцелуй. Черчилль просил его, Керра, передать ответный поцелуй Маршалу Сталину. Он, Керр, хотел бы знать, желает ли Маршал Сталин, чтобы это было сделано устно, или он, Керр, действительно должен поцеловать Маршала Сталина.
Т. Сталин отвечает, что он хочет равенства. Черчиллю через Бенеша поцелуй был передан устно».

Из статьи Л. В. Быстровой (через проф. М. А. Липкина)



http://vk.com/note15149_11962946